В самом начале эры гормонотерапия рассматривалась как панацея против старости, источник вечной молодости. Считалось, что все женщины в постменопаузе должны принимать эту терапию. В дальнейшем стало понятно, что гормоны – это все-таки лекарственные препараты, которые должны назначаться, руководствуясь четкими и научно доказанными показаниями. Когда же были выявлены первые побочные и неблагоприятные эффекты, широко дискутировавшиеся как в среде профессионалов, так и в прессе, в клинику стало внедряться направление, характеризуемое как “перевес ожидаемой пользы применения гормонотерапии над возможными рисками”. Следующим этапом гормонотерапии явилась ее индивидуализация с учетом следующих параметров: возраст женщины, возраст начала приема ЗГТ, длительность терапии, дозы и пути применения, а также точный тип и комбинация эстрогена и гестагена. Уже на пороге следующая эра гормонотерапии, когда будут применяться молекулы с максимальными положительными влияниями и минимальными рисками и побочными эффектами. В перспективе – подбор оптимальной терапии, базирующейся на индивидуальном типировании генов и точной оценке риска серьезного побочного эффекта.